Что естественно, то не безобразно?

Что естественно, то не безобразно?

«Что естественно, то не безобразно», — говорят люди. Но так ли они верят в сказанное? Распространение выражения «частная жизнь» заставляет нас скрывать это самое «естественное», имея на это полное право. Мы прячем от общества свои не самые лучшие черты характера, которые с нами почти с рождения и которые мы иногда не можем контролировать.

Не секрет, что многие человеческие проявления не так уж и высоки. Дело даже не в физиологии, а в том, что нами движет, почему мы совершаем те или иные поступки. Всем известный Зигмунд Фрейд открыто писал о тех механизмах, которые заставляют нас жить, вступать в отношения, много работать и заниматься творчеством. Даже искусство не попадает под высокие идеалы, которые мы привыкли видеть в выдающихся художественных и музыкальных произведениях. Трудоголизм, так же как и искусство — не что иное, как влияние цензуры и результат подавления либидо. То есть, как бы ни было мерзко, по Фрейду мы все хотим в первую очередь есть и размножаться, а когда последнего недостает, это выливается в безудержную трудовую деятельность и творческий порыв.

Как ни прискорбно, но Фрейд был не единственным, кто так полагал. Абрахам Маслоу и его пирамида тоже оповещают, что голодный и замерзший человек не способен на самореализацию и не имеет потребности в любви и уважении. Эта теория приятна хотя бы тем, что в ней присутствуют любовь, эстетические и познавательные потребности, то есть у нас не так все запущено, как кажется.

Но стоит посмотреть вокруг и понять, что, может, мы не настолько цивилизованны, как хотим выглядеть? Может ли цивилизованность сводиться к расширению наших биологических потребностей и увеличению количества потребляемого? Многие социально-антропологические исследования публикуют интересные материалы о разнице в наполнении продуктовой корзины различных народов. Так, например, стандартная немецкая семья с двумя детьми «съедает» в неделю 500$, а семья с шестью детьми в Эквадоре — 32$. Парадокс налицо: чем менее цивилизованна страна, тем более простые продукты едят люди. Семья в Эквадоре, Египте или Чаде не употребляет йогурты, шоколадные батончики и прочие продукты высокой цивилизации. Но значит ли, что они менее цивилизованны, чем мы, только потому, чтоу них другая культура питания? Можно ли вообще назвать неустанное объедание продуктами с содержанием труднопроизносимых веществ признаком развитого общественного сознания?

Навряд ли. Жители высокоразвитых стран настолько раздувают свои ежедневные потребности, что делают это во вред окружающему миру. В то время как в одной стране люди умирают от отсутствия элементарных лекарств и от голода из-за неурожая, в другой отдают сумасшедшие деньги и лечатся от ожирения или напротив, от анорексии. Пока одни голодают от бедности, другие доводят себя до истощения, чтобы быть более привлекательными в условиях урбанизации.

Получается, что быть ближе к природе и не засорять все упаковками от жвачек, жить в гармонии с тем местом, частью которого ты являешься, значит быть менее цивилизованным. Может, нам есть чему поучиться у тех, кто не так уж прогрессивен? Ведь бережное отношение к своему дому, правильный подход к тому, что мы покупаем и сколько это стоит, что мы едим и как это на нас сказывается, и есть разумный и цивилизованный взгляд на жизнь, который сохранит в добром здравии не только нас, но и то, что нас окружает.