Новый Hermes – бескомпромиссная роскошь

Новый Hermes – бескомпромиссная роскошь

История этого модного дома насчитывает почти два века, и за это время область деятельности бренда терпела множество трансформаций, триумфов и падений. Все началось с производства конных упряжек, а превратилось в империю с легендарными сумками, платками и интересными концепциями внешнего вида женщин и мужчин из сезона в сезон. Hermеs уже давно стал символом бескомпромиссной роскоши, и теперь новую эстетику прославленного модного дома несет непубличная и негламурная Надеж Ване-Сибульски.

Новый стиль Hermes, продемонстрированный в последней коллекции женской линии свежеиспеченным креативным директором, вызвал много во просов, эмоций и обсуждений. Конечно, тягаться с Кристофом Лемером и его идеально продвинутым и понятным парижским стилем мало кому под силу. Тем более что новым креативным директором женской линии Hermes стала мало известная, но с отличным послужным списком Надеж Ване-Сибульски. И через несколько часов после показа ее новой коллекции сеть взрывалась от комментариев, которые можно объединить общим лозунгом «Верните Лемера!». Но страсти улеглись, и все начали рассматривать предложенный стиль Сибульски как нечто свежее и концептуально новое. Каждый критик нашел в коллекции что-то по нраву и раскрыл тайные смыслы эстетики нового дизайнера. Возмущения поутихли, и многие пришли к выводу, что Надеж куда более очевидный кандидат на должность, в отличие от Лемера четыре года назад. Мы хорошо знаем стиль Сибульски по TheRow, где она долгое время была ведущим дизайнером, — он холодный, отстраненный и безо всякого намека на сексуальность. И, видимо, такой набор характерных качеств стал той основой, на которой в Hermes решили строить перемены. Ведь когда модный дом расстается с дизайнером, какие бы причины ни назывались, речь всегда идет о назревших переменах. Легкие и женственные силуэты Лемера делали девушек естественно безупречными, что же касается девушек Сибульски, то в них читается сила, уверенность и некий вызов. Черный в качестве основного цвета, водолазки, надетые подо все, что только возможно, темные мужские рубашки, прямые жесткие брюки, плащи-трапеции и, как следствие, отсутствие открытых частей тела. В новой суровой эстетике нет ни малейшего намека на безмятежность Кристофа Лемера. Сейчас коллекции многих люксовых брендов выглядят как собрание элементов базового гардероба — узкие джинсы, куртка-косуха, полосатый свитер, все то же, что представлено в масс-маркетах, только выполненное с особой безупречностью. Такие вещи делают женщину просто классной или стройной, но они ни разу не упоминают о жизненной позиции или ее пристрастиях. Вещи Надеж Сибульски несут определенный призыв и четко выражают позицию ее обладательницы.

Женственность и сексуальность посланы к черту,женщина хочет быть суровой и будет ею. И давать самовыражаться за счет своего внешнего вида — это основная ценность моды в целом. В условиях растущей независимости женщин маскулинность в их облике имеет очень четкую целевую направленность: женщины говорят о том, что они добиваются своего не прозрачными тканями и глубокими вырезами, их стиль концептуален, близок к мужскому, но при этом сохраняет любовь к моде. Такой подход дает бренду небывалую силу, превозносит его над остальными — возможно, именно поэтому концепция Сибульски понятна не с первого взгляда и оценена не всеми: порой общественности нужно время для того чтобы переварить глубокий смысл увиденного.