Феминизм – хорошо, а эйджизм – плохо?

1600x1066xadvanced-style-ladies.pagespeed_.ic_.O7uL5gept7_1

Сейчас мне всего 25, и как говорит Эвелина Хромченко о подобном возрасте – я почти вступила в тот самый прекрасный период для каждой женщины. Конечно, я осознаю всю прелесть своего нынешнего состояния, но искренне надеюсь, что эта цифра – не самое прекрасное, что может быть у меня в жизни. Раньше я редко задумывалась на тему возраста и его ограничений, но, столкнувшись с некоторыми ситуациями и прочитав множество статей, я осознала – эйджизм существует и его формы, порой граничат с откровенной дискриминацией по половому признаку, эдакий коктейль сексизма. При этом многие не осознают, что занимаются откровенной дискриминацией и ведут себя крайне невежливо. Я постоянно встречаю некоторых знакомых, которые очень настойчиво объясняют мне, что в моем возрасте уже давно пора быть замужем, но почему-то с друзьями-мужчинами того же возраста подобное не случается.

Феминизм борется с возрастными ограничениями и сегодняшний интерес мира моды, глянца и рекламы к взрослым женщинам, ничто иное как результат этой борьбы. Доказательство тому, Тильда Суинтон, которая расположилась в рекламе Nars и MercedesBenz или Моника Белуччи, которая не только снимается для Dolce & Gabbana, но и в этом году предстанет в роли девушки Бонда. Последнее неординарное событие заставило общественность разделиться на два лагеря: за и против. И если куче народу пришло в голову сказать: «Как она может быть девушкой Бонда, ей же 50!» относительно Моники Белуччи, то вспомнить о том, сколько лет самому Бонду в голову никому не пришло.

521103

И если в кинематографе эйджизм процветает, то глянец уже давно свыкся с мыслью, что яркая индивидуальность и характер привлекают куда больше чем просто юный возраст. У Marc Jacobs — Джессика Лэнг, у Louis Vuitton — Шарлотта Генсбур, Джоан Дидион, которой 80, у Céline, 71-летняя Джони Митчелл у Saint Laurent и это далеко не весь список.

800x800x85_38a83764a5594e5b4c108808781a0fe2

Вопрос только в том, что иногда 50-летние женщины предстают в глянце без единой морщинки и с идеальной кожей всего тела, как, например, Шерон Стоун в американском Harper’s Bazaar. И борьбой против эйджизма тут и не пахнет, потому что актриса предстает в образе безвозрастного манекена. Но кто-то искренне верит, что можно так выглядеть в ее возрасте и пишет: «Ей уже 57, а она все еще ого-го!».

black-white-photoshoot-harpers-bazaar-sharon-stone-mark-abrahams-fbКак-то все это фальшиво, не правда ли? И главное, что в этой ситуации непонятно что хуже, игнорирование женщин после 35 или превращение 57-летней женщины в 25-летнюю. Какое-то изуродованное представление о борьбе против дискриминации по возрасту и верх лицемерия. Речь не идет о том, чтобы совсем исключить Photoshop, вопрос здесь, прежде всего, в интенсивности его применения. Потому что эйджизм это плохо, но фальшивая борьба против него – еще хуже.

Анастасия Бострем

Анастасия Бострем

Выпускающий редактор журнала Luxury club, колумнист