Приключения русской кухни

Приключения русской кухни

Русский Самовар (Нью-Йорк)

Это не просто ресторан, это центр русской культуры в Америке, расположенный не где-нибудь в глубинке, а на Манхэттене. И особенность его составляют не столько квашеная капуста, холодец и обширная карта алкогольных напитков, сколько история заведения и происходящие здесь события. Владелец ресторана — небезызвестный Роман Ка- план, а помогали ему в создании «Русского Самовара» поэт Иосиф Бродский и звезда мирового балета Алексей Барышников. На открытие заведения пошла часть средств Нобелевской премии Бродского. Идея заключалась в том, чтобы создать место для встреч российских интеллектуалов, как постоянно проживающих в Америке, так и приезжих гостей. Ресторан, которому в следующем году исполнится 30 лет, за время своего существования повидал немало знаменитостей. Здесь успели побывать Мстислав Ростропович, Фазиль Искандер, Соломон Волков, Галина Вишневская и еще множество представителей творческой интеллигенции нашей страны. Такая аристократичная обстановка, в которой, помимо прочего, постоянно происходят выставки и презентации книг на русском языке, теперь привлекает не только наших, но и западных знаменитостей. Барбара Стрейзанд, Лайза Минелли, Мишель Легран, Жерар Депардье — все они неоднократно были гостями «Самовара». Как говорит сам Роман Каплан, в ресторане радушно приветствуют всех пришедших, поэтому среди них бывают очень крупные и богатые люди. И действительно, что может быть более привлекательным в русском ресторане, если не атмосфера домашнего уюта и гостеприимный хозяин, который каждого посетителя принимает, как своего старого доброго друга.

МариВанна (Лондон, Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес)

Ресторан с простодушным названием завоевал сердца иностранцев своим поистине русским гостеприимством. Здесь отмечает день рождения Билл Клинтон, ужинают Сара Джессика Паркер и Вуди Ален. Меню «МариВанны» — до боли знакомое и родное каждому русскому человеку: борщ с пампушками, грузинский суп харчо, сибирские пельмени, украинские голубцы и, конечно же, чай с вареньем. Пока для иностранцев все это экзотика, российские рестораторы получают внушительную прибыль от своих творений. И дело здесь не только в картошке с укропом, но еще и в чудодейственных напитках, представленных в «МариВанне». Как ни странно, иностранцам очень импонируют водка и различного рода настойки, и, как мы знаем, после «хорошо пошедших» нескольких рюмочек становится не слишком принципиально, какого рода закуску подают, русскую или не очень. Для нас представленные блюда скорее некая облегченная версия домашних, родных сердцу бабушкиных кулинарных творений. «Оливье», например, у «МариВанны» подают не с майонезом, а с другим, менее жирным соусом — но не все пришлось изменить для того, чтобы блюда были съедобными для иностранного гостя: украинское сало оставили в первозданном виде, при этом оно более популярно у зарубежных гурманов, чем среди наших соотечественников, проживающих вдали от Родины. Интерьер также требует особого рассмотрения: ресторан — это русский дом пошлой эпохи, здесь в сервантах стоят хрустальные сервизы, баночки с домашней закруткой, сгущенка и пиалки с сушками, на подоконниках красуются матрешки и разные комнатные растения, а стены украшают черно-белые фотографии детей и больших семей. Все это убранство и домашняя русская кухня создают атмосферу бабушкиной квартиры, где всегда тепло, уютно и пахнет свежеиспеченными пирогами. Неизвестно, в каком ключе рассматривают это место американцы или англичане, но русскому человеку, несмотря на частичную трансформацию некоторых блюд, это заведение определенно придется по вкусу.

Кафе Пушкин (Париж)

Первый ресторан под оригинальным русским брендом, открывший свои двери в Париже. В отличие от ресторации на Тверском бульваре, в его парижском аналоге развито только кондитерское направление, но, как говорят создатели, «пока». Парижский «Пушкин» — рай для сладкоежки. Здесь настоящие тульские пряники, медовики, милый сердцу советского человека торт «Прага», пирожки с различными начинками и фирменный чай с цитрусовыми маслами и бергамотом. Что для нас привычно и любимо, для французов пока в диковинку. Только что открывшееся сладкое чудо пока не пользуется в романтичном европейском городе особым спросом. Самые отважные решаются зайти и что-то попробовать, но в большинстве своем люди фотографируют диковинное место и с удивлением разглядывают интерьер от Андрея Деллоса в стиле XVIII века. Неизвестно, приживутся ли российские сладости на и без того богатом французском рынке кондитерских изделий, но ясно одно — наша культура постепенно начинает штурмовать Запад и расширять гастрономический кругозор соседних стран, и здесь не особенно принципиально, превратится ли русская еда в культ или традицию, как суши и пицца. Важно, что люди различной национальной принадлежности начинают понимать на практике, что же такое душевные русские блюда.