Почему Александр Ванг впал в немилость у Balenciaga?

на заголовок

О том, что звезда американской моды Александр Ванг не долго протянет на посту креативного директора Balenciaga, говорили чуть ли ни с первой его коллекции. Увидев впервые творения Ванга для Balenciaga, даже с моей большой любовью к минимализму и лаконичности, мне показалось, что коллекция скучна, а все последующие коллекции были как одна похожи на предыдущие. Ванг не устроил революции и не удивил публику своим ярким видением концепции уважаемого бренда. Нельзя сказать, что его коллекции были плохи, они скорее были несколько пресными, их нельзя было отнести ни к числу великолепных, ни к числу провальных. Видимо его американская мода была слишком простой для дома с историей и не смогла покорить публику своими яркими или даже эксцентричными нарядами. При этом непонятно, почему Ванг со своей прогрессивно-спортивной модой и ни на кого не похожим стилем, стал слишком погружаться в то, что сейчас называют ДНК бренда. Видимо традиции взяли над ним верх и намертво затоптали идеи самого дизайнера.

2

И соответственно возникает вопрос, кому вообще сдался этот ДНК? Все, кто пытались сохранить его, терпели крах, потому что мода хоть и с завидным постоянством обращается к прошлому, но при этом всегда опережает время, вот такой вот парадокс. Мода это практически синоним современности, а тренды прошлых эпох выступают в ней ничем иным как источником вдохновения, который невероятно грамотно интерпретируется. Эта задача непроста сама по себе, но становится еще более сложной, если дизайнер пытается сконцентрироваться на истории только одного бренда, и на его запомнившихся несколько десятков лет назад «фишках». Конечно, Кристобаль Баленсиага был гуру или даже, если позволите, богом моды, и переплюнуть его или хотя бы соответствовать ему с помощью интерпретации его же идей – задача, находящаяся за гранью реальности.

3

Сейчас созданием коллекций для прославленных модных домов с историей занимаются современные дизайнеры, которые не пытались сохранить концепцию дома, а шли на пролом со своими идеалами как художника. Взять даже Альбера Эльбаза, которого с Жанной Ланвин связывает, пожалуй, только понятия о женственности. Последнее громкое назначение Эдди Слимана креативным директором Saint Laurent собрало кучу противоречивых отзывов и небывалый рост продаж по всему миру, и, скорее всего, потому что Слиман сделал что-то непохожее и небывалое для модного дома. Единственное, что возмутило меня в его деятельности, так это удаление части имени основателя марки, но, похоже, беспокоил сей факт только меня. Можно вспомнить первую коллекцию Джона Гальяно для Martin Margiella, после его назначения, кстати, основателю тоже пришлось распрощаться с именем. Всех этих дизайнеров объединяет успех в их творчестве для модных домов, и никто из них не стал заморачиваться относительно исторически значимых для бренда вещей. Не то чтобы ДНК это плохо, просто это скучно. Не будем лукавить, с нынешним количеством брендов prêt-a-porter общественность и покупателей стало крайне сложно удивить. В правильных пропорциях должно сочетаться количество творчества, эпатажа и наглости, тогда можно не просто менять эстетику, но и делать так чтобы люди к ней подстраивались. Вспомните, как Карл Лагерфельд похудел на несколько десятков килограмм ради костюмов Эдди Слимана – вот она теория в действии. Последний давно настаивает, что модными должны быть только астеничные мужчины и женщины и иногда получает нагоняй от всяческих организаций за пропаганду анорексии.

4

И тут напрашивается вывод, что дизайнеров с громким именем приглашают в модный дом, не для того чтобы они копались в прошлой эстетике, а создавали для бренда современный и актуальный для покупателей новый имидж. И видимо с этой задачей Ванг не очень справился, в силу каких причин – не важно. Теперь ждем кто же станет новым креативным директором Balenciaga и как дальше будет развиваться карьера самого Ванга, но мне что-то подсказывает что у него и без Balenciaga все будет хорошо…

Анастасия Бострем

Анастасия Бострем

Выпускающий редактор журнала Luxury club, колумнист